Вернусь в Париж… Памяти Маргариты Васильевны Ногтевой (09.10.1936-09.06.2013)

0_2ec33_4337407e_orig

Маргарита Васильевна Ногтева, родившаяся в рыжий осенний день  9 октября 1936 года, с ранней юности мечтала стать поэтом. Точнее, даже не мечтала, как-то признавшись:  «Мне было 17 лет, и мне было абсолютно ясно, что я буду поэтом, хотя  я никому об этом не говорила». Свою мечту она осуществляла последовательно и упорно:  стала автором  нескольких поэтических сборников. Самый первый  «На речных наречьях» вышел в 1965 году еще самиздатом — его выпустил знаменитый ленинградец Борис Тайгин —  основатель самиздата, а также поэт и коллекционер музыки. В то же время она познакомилась  с Анной Ахматовой:

«Это было в 1965 году. Мы с Лазарем Шерешевским, поэтом и моим мужем, «рванули» в Ленинград,  чтобы познакомиться с Анной Ахматовой.  План был дерзкий и отважный – просто прийти в гости и познакомиться с великой поэтессой, которой  в конце 1964 года была  присуждена одна из крупнейших премий Италии «Этна Таормина». Мы были тогда сравнительно молоды и самоуверенны и еще могли себе позволить этот шаг.

…Она вышла к нам медлительной величественной походкой. Я пожала протянутую мне изящную пухлую руку, спутник мой, пользуясь старинным мужским преимуществом, эту руку поцеловал. Анна Андреевна была такой и одновременно не такой, какой я ее се­бе представляла. Величавая, убеленная благородными сединами, с тем четким классическим профилем, который современники срав­нивали с античной камеей…»

Это стало для молодой поэтессы своеобразным Посвящением, и еще чем-то таким, что и словами не выразишь, но чувствуешь и сохраняешь в себе.

Следующий стихотворный сборник М.В.Ногтевой «Орешек», появившийся в  1970-м,   был уже отпечатан в серьезном издательстве- «Советском писателе», затем появилось, словно сотканное из ярких красок,  полутонов и «сиреневой пыли» романтичное «Полнолуние» (1984г):

Но такого цветенья сирени

Я еще не знавала вовек.

Куст сиреневый… Раненый пленник

Замышляет бессмертный побег…

Он бежит вдоль реки… Что за диво-

Он плывет на сосновых плотах,

Он становится вспышкой и взрывом,

И сиреневой пылью в мирах!

М.В.Ногтева стала членом Союза писателей России, членом Московской городской  писательской организации, в 2010 году вместе с организацией отметила 55-летие своей творческой деятельности.

Однако  это не всё. М.В.Ногтева – стала  фактически первой  исследовательницей истории старинной усадьбы «Знаменское – Губайлово». Её,  ставшая хрестоматийной, книжечка «Родословная старинной усадьбы» вышла в 1994 году под эгидой газеты «Красногорские вести». И эта маленькая, но очень ёмкая,  книжечка не только об усадьбе князей Долгоруковых–Крымских. Это также полноценное исследование другого феномена, связанного со Знаменским-Губайловым – «серебряного века» российской поэзии. А.Бальмонт, А.Белый, В.Брюсов, Ю. Балтрушайтис, издательство «Скорпион», альманах «Весы» — вся деятельность поэтов-символистов была накрепко связана с усадьбой на Красной горке и её последним владельцем А.Поляковым. На заре прошлого столетия Андрей Белый предсказывал, что творческие усилия лидеров символизма  будут оправданы в 2000 году. Он чуть – чуть ошибся: Маргарита Васильевна сделала это немного раньше – в начале 90-х.

Сборник очерков «Самоцветы железного столетия» (2009г.) М.В.Ногтевой был посвящен уже современникам – жителям «железного» двадцатого столетия, в нем много страниц – о красногорцах, которых поэтесса знала, любила, чьими талантами  восхищалась. А талантливых людей Маргарита Васильевна находила постоянно. Прежде всего потому, что сама была человеком творческим и талантливым. Срабатывал принцип:  подобное притягивается подобным. Она писала  о них – красиво и со всей щедростью  души.«Персональная  выставка  графики  молодого  художника  Александра  Сергеевича Дроздова, коренного  красногорца, —  большое  событие  в  культурной  жизни  нашего  города. Его  скромная  палитра не  сразу  бросается  в  глаза,  но  если  внимательно  всмотреться,  то  постепенно  глубоко  проникает в  душу  и  сердце». «Художники  Эдуард и Юлия Русенко – брат и сестра в лучшем смысле этого слова. Редкое единение не только по крови, но и по душе. С первых дней жизни их растил и воспитывал Красногорск…» — это о  художниках Русенко, тогда еще молодых – их работы Маргарита Васильевна увидела на какой-то выставке в середине 90-х, загорелась, восхитилась и не раз посвящала им свои строки, называя «новой творческой элитой». Она вообще страстно любила живопись, замечая: «Порой о живописи говорить труднее, чем о музыке, балете или опере, хотя произведения, созданные в этих жанрах, передаются языком куда более условным, чем зрительские  образы на полотне».

Она дружила с ветераном войны Александром Семеновичем Океановым, жившем в соседнем доме,  кавалером шести орденов и  одиннадцати медалей. В их числе — орден Богдана Хмельницкого, которым награждались отличившиеся  при  освобождении Украины. Гордилась этой дружбой, называя Океанова «Орлом Карпат». Океанов познакомил ее со своим фронтовым  другом-побратимом  – киевским поэтом  Леонидом Вышеславским, автором «Звездных сонетов» и многих других поэтических книг.  Эта творческая дружба, породившая немало замечательных строк, всеми троими гордо  именовалась «планета Вышеславия».

14 лет дружбы связало М.В.Ногтеву в семидесятых – восьмидесятых годах с красногорской фронтовичкой и писательницей Валентиной Степановной Иванниковой — «солдатом Степановым». Работая во время войны во фронтовой газете, В.Иванникова именно так подписывала свои очерки: «Солдат В.Степанов». — Сюжет возник сам собой, — шутила Маргарита Васильевна,- Она – Солдат, я — королева Марго, «которую так легко выменять на двадцать килограммов макулатуры» (дело было в 80-х годах).  А всерьез, уже позднее,  в своем очерке «Солдат королевского войска», Маргарита Васильевна определила эти отношения, как «14 лет баснословно счастливой дружбы, творческого взаимопонимания и душевной поддержки». Добавив: «Это была игра тонких  человеческих отношений, основанных на взаимном уважении и интересе».

Последняя  большая книга  М.В. Ногтевой «УСМЕШКА БЫТИЯ». Лазарь Шерешевский: Жизнь и творчество», написанная в соавторстве с В.Гальпериным вышла в 2011-м  — в память о муже: литературоведе, переводчике и поэте Лазаре Шерешевском (1926-  2008 гг.).   Эта,  пока  единственная,  книга о жизни   Л.  Шерешевского,  создавалась  в  течение  трёх  лет  и являет собой колоссальное исследование не только жизни и творчества самого Шерешевского, но и эпохи, в которую он жил. Родившийся в Киеве,  Шерешевский  воевал на Украинском фронте, строил на Крайнем Севере в сталинских лагерях знаменитую железную дорогу на Ямал («дорогу в никуда»), создавал   в  Салехарде  первый  в  истории народов  севера  ненецкий  ансамбль. Маргарита Васильевна в 2008 году, уже в возрасте 72 лет, специально  съездила в Салехард, чтобы «подышать тем же воздухом», почувствовать Север. Кроме того, Шерешевского  связывала  творческая  дружба  с  выдающимся  литовским  поэтом   Эдуардасом  Межелайтисом,  с  армянским  классиком  Геворком  Эмином,  с    балкарским поэтом  Кайсыном  Кулиевым, с Булатом Окуджавой   и  многими  другими  мастерами  стиха  и  прозы. И все это, да и многое другое,  вошло в книгу, в которой почти 600 страниц.

М.В.Ногтева была человеком очень трудолюбивым. Она многое делала, и многое успела сделать. И в этом многом – многое уникально. Очень эрудированная, Маргарита Васильевна неплохо знала живопись,  историю, литературу, любила путешествовать. Почти каждое путешествие становилось поводом для раздумий, и выводов, превращалось нередко  в искрящиеся, как брызги шампанского, строчки: «А вот и Париж! Неужели!? Первые звуки Парижа – легкая классическая музыка. Первые оттенки – мягкие серебристые вздохи ветра. Первые деревья – платаны. Кажется, я сейчас увижу того, ради которого я, может быть, и затеяла эту поездку…. Ура! Я почувствовала этот максимилиановский яд. Я узнала Волошина, иду за ним и твержу его строки: «Неслись года, как клочья белой пены…».

Нет, это только казалось, что она жила как все – обыденно и нешумно,  не обижалась, если ее называли местной поэтессой, не требовала ни званий, ни наград, охотно соглашалась поучаствовать в очередном мероприятии в красногорских библиотеках.  На самом деле она жила очень напряженно, жила на той творческой грани, за которой начинаются 42 градуса по Цельсию и свертывается белок. М.В.Ногтева на самом деле была Поэтом, которым и родилась.  Потому, что поэзия – это не умение рифмовать строчки. Поэзия – это особое мировосприятие, мироощущение, когда практически нет быта, а есть Бытие, есть ежедневный Эпос – величественный и бесконечный, в котором все мы   – эпические  герои и странники. И те, кто волею судьбы оказывался рядом с ней, ощущали это, и либо уходили, не чувствуя в себе силы и интереса жить с таким же напряжением, либо оставались рядом с нею уже навсегда.

Однажды Маргарита Васильевна Ногтева уехала в Париж, увидела его. И нет, не умерла, а захотела вернуться, очарованная  красотой и поэзией города:

Вернусь в Париж, стихом, каштаном, камнем.

Я буду в нем всегда, во всем, везде.

Вернусь в Париж. Не зря мне предоставлен

Квартал мечты в архиве Карбюзье…

Я думаю, она вернется.

Т.Чебыкина Фото автора.

10.06.2013 / ГОРОД, КУЛЬТУРА, ЛЮДИ, НОВОСТИ
Похожие записи